Главная

Администрация

Поселения

Организации

Документы

Экономика и финансы

О районе

Создать материал

Материалы корпорации МСП

Информация о районе

logo

Баннер_ревакцинация_6х3м_ПРЕВЬЮ.jpg

Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

Содержание материала

 Вставай, страна огромная!

Вспомним всех поимённо,

Горем вспомним своим.

 Это нужно не мёртвым,

Это надо — живым! 

 

         Никогда не изгладится из памяти поколений 1941 год. Январь. Полным ходом идет ремонт комбайно-тракторного парка, на поля вывозятся удобрения, начинается социальное преобра­зование сёл. В то же время не стихают разговоры о возможности войны с Германией. На этом фоне из «Центра» одна за другой поступают директивы, требующие безусловного выполнения всех производственных заданий, соблюдения строжайшего режима экономии. В то предвоен­ное время круто обходились с нерадивыми хозяйственниками. «За невыполнение государствен­ных обязательств и антигосударственную практику, читаем официальный документ января 1941 года, колхозники колхоза «Серп и молот» вынесли решение о замене всего правления колхоза, а также ревизионной комиссии». Это был, между прочим, шаг, характеризовавший то, что и на селе имеет место демократия, что глас народа - большая сила.

         А мирные дни, тем не менее, шли на убыль. В протоколе июньского пленума райкома ВКП(б) указывалось, что всё внимание жителей района приковано к выступлению 5 июня 1941 года председателя президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина, где он сказал: «Мы не зна­ем, когда будем драться — завтра или послезавтра, а при таких условиях нужно быть готовым сегодня».

         С 21 по 23 июня в райцентре намечалась ярмарка. В первый ее день было многолюдно, весе­ло. Собравшиеся наблюдали за комсомольским кроссом. На дистанции 1000 метров лучшие сель­ские спортсмены показали хорошие результаты. Но ни участники кросса, ни их многочислен­ные болельщики ещё не знали, что через несколько дней вместо финишной ленточки в их грудь ударит свинцовый дождь. Ценой своей жизни они прикроют тех, кому суждено будет дойти до Берлина, в условиях труднейших военных лет растить хлеб, кормить страну и ее вооруженные силы.

         Войну подсознательно ждали. И всё же, когда установленный на центральной площади Пестравки репродуктор объявил о начавшейся войне, — у всех похолодели сердца. Вмиг по селу прозвучал призыв: «Все — на митинг!» Толпами и в одиночку люди заспешили в Дом культуры. Люди стояли в оцепенении, не верили, что на страну обрушилась беда. К собравшимся обрати­лись руководители местной власти. Короткое сообщение, что Германия совершила на нашу Родину бандитское нападение. Один за другим на трибуну поднимаются сельчане. «Я участник гражданской войны, - говорит А.А. Четвергов. — Я честно защищал великие завоевания Ок­тября. Мне больше сорока лет, прошу райком партии доверить мне оружие и послать в ряды действующей армии». Комсомолка Илянова в своём выступлении призвала девушек вступать в санитарные дружины и просила послать на фронт и её. Только в ходе этого митинга 58 человек изъявили добровольное желание идти на защиту Родины.

         ня 1941 года в районе была создана комиссия по подготовке и отправке техники на фронт. Только Пестравская МТС укомплектовала 52 гусеничных трактора и 40 автомашин. Ра­бота шла круглые сутки. В то время на фронт призывалось более тысячи механизаторов, специ­алистов сельского хозяйства. Их заменили женщины. Так, А.Т. рмолова была назначена меха­ником Пестравской МТС, А.В. илимонова начальником участка по ремонту комбайнов. По­всеместно организовывался сбор средств в фонд обороны. 14 августа колхоз имени 17-го Партсъезда (Красная поляна) сдал для нужд фронта 10 овец, корову и 20 пар валенок. Колхозники решили ежемесячно до конца войны отчислять фронту свой однодневный заработок.

         То же самое происходило и в других хозяйствах. Люди выходили на воскресники. В Падовской МТС собрали средства на постройку танковой колонны. Учительница Мария Яковлевна Святкина и её муж лесничий Василий Васильевич внесли 44 тысячи рублей. Сельчане отрывали от себя последнее, лишь бы помочь бойцам на фронте быстрее остановить и разгромить врага.

         А первые вести с фронтов были неутешительные. Фашистская армия рвалась вглубь страны по всем направлениям. Первыми на себя удар превосходящего в технике и живой силе противника при­няли пограничники. Среди них мужественно защищали Отечество  83 наших земляка. Один из них — Алексей Катарин из села Высокое со своим пограничным нарядом встретил фашистов огнём на реке Буг. Его застава несколько дней вела неравный бой, защи­щая закреплённые рубежи до последнего патрона. Немцы окружили заставу. Атаки накатывались одна за другой. Бойцы не сдались, стояли насмерть. После того, как кончились патроны, пограничники вступили врукопашную и, прорвав кольцо окружения, ушли в леса, где потом примкнули к партизанам. К несчастью, Алексей Катарин при выполнении одного из боевых заданий был гитлеровцами схвачен и казнён.

         К войне, вроде бы, готовились, говорят нам сегодня. Радио в те дни постоянно транслировало патриотические песни. А вот пришла она, и оказалось, что у бойцов даже врага встретить нечем. По  некоторым воспоминаниям фронтовиков, выходило, что в первые дни войны бойцы нередко сидели в окопе и ждали, когда рядом убьют товарища, чтобы взять его винтовку.

- Немцы, окрылённые первыми успехами, лезли напролом, вспоминает ветеран войны из Марьевки И.Е. Безруков. — Наш полк под Волховым загнали в болото, и там бойцы в промозглой октябрьской сырости держались несколько недель.

После отступления Иван Безруков попал в погранвойска, когда бои уже шли под Ржевом. За неделю-другую «граница» двигалась во всех направлениях по несколько раз.

         Лозунг «Всё для фронта, всё для Победы!» нашёл горя­чий отклик в душе каждого труженика села. Каждый всту­пил в тяжелейшую борьбу за хлеб. 1029 механизаторов-мужчин заменили 680 женщин и 349 подростков. А всей техники на район - 70 тракторов и 72 комбайна.

         К весне 1942 года в МТС осталось всего 16 мужчин — только бригадиры и механики. Бразды правления всем и вся взяли женщины. Первыми освоили технику и орга­низовали тракторную бригаду девушки-пестравчанки К. Листова, А. Кондукторова, А. Ланкина, А. Пудовкина, Е. Косицына. Всего 23 человека, а также комбайнёрки Е. Тюрина, А. Зубкова, М. Семиуглова.

         Темпы уборки урожая сдерживала нехватка горючего — оно больше требовалось фронту. Чтобы выйти из трудного положения, сельские механики подключили смекалку. Перестроили работу двигателей на керосин. На нем теперь, вместо дефицитного легроина, стали выходить в поле трактора ЧТЗ и С-60. Ну, а так как горюче-смазочные материалы были на вес золота, то комбайны в поле и обратно тащили на быках и верблюдах. На бензине, и то со смесью керосина, разрешалось ра­ботать только двум автомобилям: под управлением Вали Бурцевой и Насти Журавлевой, кото­рые завозили в МТС горючее, запчасти и уголь. Люди понимали, экономя на всём, ужимая себя в самом необходимом, они смогут сделать главное — дать хлеб стране и фронту.

         Самоотверженный труд колхозников района позволил со­брать в 1941 года 210 тысяч центнеров зерна. Но что за этим сто­яло! Уборочные работы затянулись до глубокой зимы. Обмола­чивали колосовые до февраля 1942 года. Пестравчане вместе с тем, что растили хлеб, готовили фрон­ту и бойцов. Только в начале войны в народные ополчения ушли 818 человек. Они несли караульную службу, охраняя мосты, нефтехранилища, телефонные линии.

         Дети войны. Они взрослели не по годам. На их плечах лежала хозяйская забота по дому, по ухо­ду за младшими братишками и сестрёнками, пока матери рабо­тали в поле, па ферме. Чуть по­взрослев, они трудились наравне со взрослыми.

         То военное поколение жило не для себя. Нам, сытым, живущим в комфорте, когда всё под рукой, трудно до конца осознать подвиги и самопожертвование простых сельских людей. Полуголод­ных, полураздетых, перебивающихся с куска на кусок. В иных семьях детям, чтобы зимой сходить в школу или поиграть на улице, приходилось дожидаться друг друга. На всех одно потрёпанное пальтишко, да сбитые, латаные-перелатанные валенки. Но все понимали: надо потерпеть. Матери, сестры, подруги красноармейцев отрывали от себя последнее, ничего не жалели для фронта. Сколько вязаных варежек, перчаток, носков, пошитых с любовью платочков и ки­сетов отправлялось ежемесячно на фронт! Ласковые, заботливые женские руки, таким образом, согревали своих любимых.

         876 солдатских вдов — такой итог подвела в районе минувшая война. У каждой из них изломанная судьба, оборванное счастье.

         Храбро сражались в Восточной Пруссии, Австрии, при взятии мощных оборонительных сооружений Кенигсберга П.А. Пименов, К.И. Мидцев, М.А. Соколов, Е.Е. Намычкин, Д.С. Губарев, К.И. Гусаров, Е.А. Дёмкин, К.М. Жиляев, И.И. Чекушин, Н.С. Степа-ненко. В боях за освобождение Германии от фашизма пали смер­тью храбрых 46 наших земляков... Потом была война с Японией. В ней приняли участие многие пестравчане в том числе И.А. Артё­мов, В.С. Валочкин, В. Б. Федотова, А.Ф. Семенихин. В партизанс­ких соединениях Украины и Белоруссии воевали Нестеров Г.Е., Н. М. Ширяев и И. Ф. Долидович, на легендарной «Малой земле» М.И. Лебедев. Связисту Ивану Артюшину было доверено наладить и поддерживать связь во время исторической встречи в Крыму ру­ководителей трех союзных держав: Сталина, Рузвельта и Черчи-ля. Мужественно воевал на Северном флоте В.Ф. Кухарев.

         Пестравская земля послала на фронт 4254 бойца, 2549 из них не вернулись с полей сражений, пропали без вести 160 земляков, 54 прошли через муки плена, 938 фронтовиков вернулись в родные места инвалидами, 215 — первой группы, 286 — второй.

         За годы войны наши сельчане поставили фронту 187 тысяч тонн зерна, 11 тысяч тонн растительного масла, 19 тысяч тонн проса, 163 тысячи центнеров молока, около 100 тысяч тонн мяса, более 58 тысяч изделий кожсырья, 1360 тонн шерсти. В фонд обороны вне­сли 10 миллионов рублей. Послали на фронт 1600 валенок, 7 тысяч пар шерстяных носков, 3 тысячи ватных брюк. Разве это не вклад в разгром врага?

Нашему краю есть чем гордиться. Он дал Родине трёх Героев Советского Союза: это И.М. Кухарев, И.М. Пеньков, И.И. Гранкин! Два наших земляка — разведчик А.В. Кухарев и артиллерист К.И. Типцов - стали полными кавалерами солдатского ордена Сла­вы. Только по штабной ошибке не удостоился этой чести баталь­онный разведчик, пестравчанин Н.С. Скупченко. Он уже носил на своей груди два таких ордена - третьей и второй степеней.

         Не обделила Родина государственными наградами и тружеников тыла: 78 сельчан были награждены орденами и медалями. Пестравчане свято хранят память о погибших воинах-земляках. Во всех 15 крупных сёлах района установлены памятники, обелиски около которых ежегодно проводятся торжественные митинги памяти, возлагаются цветы и венки.

         Вернулись домой победители. После первых тёплых встреч и праздничных застолий с родными, любимыми, друзьями стала вырисовываться печальная картина: хозяйства в упадке. До того, пока на поля не вышли бывшие фронтовики, основная нагрузка всё ещё лежала на уставших женских и подростковых чах. Председатель колхоза «Красный путь» В.С. Павлов говорил: «... Выезд на посевную кампанию 1945 года встретили с большими трудностями. Выделенные на сев Пестравской МТС тракторы с первого же дня вставали на ремонт. Вместо двадцати пяти дней сеяли восемьдесят пять, а хлебоуборочная страда по причине частых простоев комбайнов затянулась до глубокой осени. План хлебосдачи государству был сорван: вместо 6123 центнеров по плану, в закрома колхоз заложил лишь 3133».

         Природа будто испытывала сельчан на прочность. К середине 1946 года положение в районе становится критическим. Засуха, что обрушилась на него, по своим пагубным последствиям была больше, чем в 21 году. В июне

прошел всего один дождь   (это 3 мм осадков против многолетней нормы 37 мм). Ни о каком урожае речи и быть могло. И лишь через год хозяйства стали медленно подниматься. Сказались неплохие климатические условия, более весомой стала государственная помощь техникой.

         Впервые за последние десять лет район выполнил план хлебозаготовок. Ну и в целом по стране сложилась  благоприятная социальная обстановка, была отменена карточная система, прошла денежная рефор­ма. Всё это, вместе взятое, стабилизировало финансовое положение государства, но больно ударило по населению. На некоторое время недоступными были многие товары, затем в тече­ние 1947-1952 годов цены регулярно снижались. Народ связывал эти подвижки со Сталиным, ставил их ему в заслугу.

         Однако жизнь колхозников была далеко не сахар. Деньги на трудодни выдавал не каждый колхоз, да и натуроплатой особо не баловал. Люди выживали за счёт личных подворий. Правда, в 1953 году, после смерти Сталина правительство сделало попытку вывести сельское хозяйство из затяжного кризиса. Снизило сельхозналог, списало по нему недоимки, увеличило размеры приусадебных участков, повысило заготовительные цены. Вследствие этих мер в районе стало уделяться больше внимания закупке техники, строительству ферм. Широко развернулись поч­возащитные мероприятия, посадка лесополос началась еще в 1950 году. Их протяженность пре­высила 100 километров, площадь - 35 гектаров. Успешно началось и освоение залежных земель.

Меню Администрация